Авторский сайт протоиерея Николая Булгакова


настоятеля храма Державной иконы Божией Матери
в г. Жуковском, пос. Кратово,
члена Союза писателей России.

Свидетельства Божией любви

Март 15, 2017

Протоиерей Валериан Кречетов

Слово в день празднования

явления Державной иконы Божией Матери

и памяти вмч. Феодора Тирона

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня, в первую субботу Великого поста, Святая Православная Церковь совершает празднование святому великомученику Феодору Тирону. Чудо его было засвидетельствовано освящением колива, которое совершалось вчера на богослужении. Оно говорит о том, что Господь заботится не только о душе человека, а заботится и о теле. Ибо тело и душа связаны воедино. Как говорит Апостол, никтоже когда свою плоть возненавиде, но питает и греет ю, якоже и Господь Церковь (Еф. 5,29). Забота о теле – в смысле духовном, естественно. Не о том теле, которое часто мы видим служащим греху. Забота о теле, которое должно воскреснуть и наследовать жизнь вечную, как когда-то хорошо сказал, удивительно, один из подвижников благочестия нашего времени, отец Тихон Пелих, в слове о кладбище. Что это за место? – говорил он. Это место, где почивает прах. Но какой прах? Омытый водою Крещения, миропомазанный благодатью Святаго Духа, соединявшийся в Причащении с Телом и Кровью Христовыми. Вот такой прах почивает на кладбище православном. И вот об этом теле идет речь, о котором Господь заботится. Тело наше создано из земли, но в него вдунут дух Святым Духом Божиим, как сказано: И созда Бог человека, персть взем от земли, и вдуну в лице его дыхание жизни (Быт. 2,7). Это тело должно наследовать жизнь вечную вместе с душой. И поэтому во всех правилах и уставах Церкви, прежде всего, конечно, речь идёт о душе, потому что она – главное, она – от Бога, дух от Бога, и тело оживотворено душою. Почему, когда человек умирает, тело остаётся бездушным, это труп, то есть тело, оставленное духом.

Этот удивительный момент очень поучителен. В первые дни прошедшей седмицы читались паремии о сотворении всего мiра, о сотворении человека. И это напоминание нам говорит о том, что должно и нам следовать за этим, то есть исполнять волю Божию. Эту истину уразумевали все, кто стремился к истине. Господь сказал: Аз на сие родихся, и на сие приидох в мiр, да свидетельствую истину, и всяк, иже есть от истины, послушает гласа моего (Ин. 18, 37). Поэтому во все времена, во всех народах люди, стремившиеся к истине, эту истину чувствовали, когда Господь им открывал.

Удивительным образом сегодня читается в Апостоле: Многочастне и многообразнее древле Бог глаголавый отцем во пророцех… (Евр. 1, 1). То есть уже от начала Своего творения Господь всем, стремящимся к истине, эту истину всё время возвещает, открывает её. Как сказал пророк Давид, как раз один из тех, кто и был в числе прославляемых сегодня Апостолом: Се бо, истину возлюбил еси, безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси (Пс. 50, 8). То есть Господь являет истину желающим знать её. И эта истина состоит в том, что человек сотворён по образу Божию и по подобию. Но если мы вспомним, что читалось в паремиях о днях творения, то там сказано: И сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его (Быт. 1, 27). И всё. Но ведь замысел-то был, чтобы сотворен был человек по образу и по подобию (Быт. 1, 26). А сотворил, сказано,  только по образу, а не прибавлено: по подобию. Почему? А вот дальше человек должен уподобляться своему Творцу. По образу сотворил – и дал возможность уподобляться. То есть развивать образ, приобретать подобие. Господь потом эту же истину сказал, призвав нас: Будите убо вы совершени, яко Отец ваш Небесный совершен есть (Мф. 5, 48).

Эта истина настолько проста, что даже дети знают ее. Мне довелось слышать удивительный вопрос. Однажды со взрослыми к нам пришёл ребёнок. Они задавали свои житейские вопросы, а ребёнок стоял рядом с ними, девочка лет четырех-пяти. Потом они говорят:

–  Батюшка, она тоже хочет спросить.

–  Деточка, – говорю, – что же ты хочешь спросить?

Задан был вопрос, от которого я остолбенел. Будучи уже почти восьмидесятилетним старцем, такого я никак не ожидал. Она спросила:

– Батюшка, а зачем Бог сотворил человека?

Представляете себе – вопрос такого ребенка?

Но это вопрос к Богу, конечно: Он творил. И Господь помог мне дать ответ этому ребёнку.

Есть замечательное изречение: «Над умными есть разумные, над разумными – мудрые, над мудрыми – премудрые, а над премудростью – святая простота».

Один из мудрейших святых нашего времени, преподобный Иустин (Попович) Сербский говорит: «Любовь не есть свойство Божества, любовь есть сущность Божества. И человек, сотворённый по образу Божию, должен иметь своею сущностью любовь, иначе это не человек или недочеловек».

Так вот, этот святой, милость Божия вразумила меня, грешного, ответить этому ребёнку. Я говорю:

–  Знаешь, деточка, вот когда папа с мамой любят друг друга, когда тебя любят, ты любишь, когда все в любви, ведь хорошо же?

– Хорошо.  

Это ребёнок понимает.

Я говорю:

– Понимаешь, любовь не может жить в себе. Любовь должна изливаться. В себе живет только зло. Сказано ещё в Ветхом Завете: Аще премудр будеши, себе премудр будеши и искренним твоим; аще же зол будеши, един почерпнеши злая (Притч. 9, 12). Так вот, Господь, будучи совершенной любовью, пожелал, чтобы и другие, разумные существа, жили в любви. Сотворил по образу Своему человека. Вот мы и должны жить в любви – прежде всего, в любви к Богу, и между собой. Это завет Божий сотворённому человеку.

Ребёнок понял. Ребёнок понял, почему Господь сотворил человека: чтобы люди жили в любви.

И вот удивительным образом сегодня сочетаются два Евангелия. Во втором, которое читается мученикам, говорится: Сия заповедаю вам, да любите друг друга (Ин. 15, 17). Опять идёт речь о любви. Потому что, в самом деле, человек только тогда живет, когда он живет в любви. Один афонский подвижник сказал: «Запомни, грядут времена, когда только любовь спасёт нас. Учись растить в себе любовь. Всё остальное – грех,  хуже смерти, только она – жизнь. Мы пропадём без любви, пропадём».

Человек только тогда живёт, когда он живёт в любви. Если он озлоблен, он не живёт, он умирает. Преподобный Иустин (Попович) так и сказал, раскрывая тайну любви к Богу и ближнему. Эта заповедь являет собой крест: вертикальная составляющая креста – любовь к Богу, горизонтальная – любовь между собой. Они неразделимы. Крест неразделим. Разорвать его нельзя, это будет не крест. Преподобный Иустин (Попович) сказал: «Любовь к человеку без любви Божией есть самолюбие, а любовь к Богу без любви к человеку есть самообман». Поэтому, когда Господь отвечал на вопрос, какая заповедь большая, Он сказал: Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем умом твоим, и всею крепостию твоею: сия есть первая заповедь. И вторая подобна ей: – не отделил, а продолжил, на один вопрос ответил сразу: –  возлюбиши ближняго своего яко сам себе (Мр. 12, 30-31). Сия заповедую вам, да любите друг друга, – эти слова мы сегодня слышали. И сегодняшний праздник говорит о том, что все установления Церкви направлены на спасение души и тела.

Сейчас странные разговоры иногда происходят: «Ну, это – не грех, то – не грех. А где написано, что курение – грех? А где написано, что грех – наркомания?»

В Евангелии – да, этого нет, не будут же там всю гадость переписывать, ещё не хватало в Евангелии давать весь список скверн,  Священное Писание не для этого, оно – Священное Писание. На это очень просто ответил апостол Павел: «Всё мне можно, но не всё полезно; всё мне можно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6, 12). То есть, вот критерий вреда: «Не полезно, а обладает – значит, вредно».

В своё время Сергей Нилус сказал Амвросию Оптинскому: «Я вот покуриваю». Преподобный говорит: «Ну, конечно, папироски – это не так страшно, но курение – это грех». Так что не в том дело, написано или не написано, а в том, вредит человеку или нет, что бы это ни было.

Где написано, что игра в компьютеры – грех? Во-первых, такого наименования нет в Священном Писании, их раньше не было. Но это – трата времени, а ведь время невозвратно. И во-вторых, всё дело в том, что человек не имеет права жить для себя, морального права не имеет. Потому что он живёт за счёт тех, кто жил до него. Вся наша одежда, все строения наши, жилища, всё, чем мы пользуемся, – не нами придумано. Мы пользуемся этим, а где же благодарность тому, кто это сотворил? Почему почитание старших во всех народах логически было законом. И эта заповедь была так высока, что Господь Сам её соблюдал, выполняя просьбы Своей Матери.

В одной из проповедей святитель Макарий (Невский), новопрославленный святой, сказал, что любой народ, который будет соблюдать традиции и почитать старших, просуществует дольше любого цивилизованного народа, так называемого, который оставит почитание старших, предания отцов, и превратится в сборище людей, соединённых какими-то коммерческими контрактами. И когда говорят: «А что это такое? Для чего это поститься нужно? Это что, Богу нужно?» Нет. Это нужно человеку.

В сегодняшнем Евангелии Господь сказал: Суббота человека ради бысть, а не человек субботы ради (Мк. 2, 27). И это установление дано ради того, чтобы человек духовно возрастал. Первым людям была дана единственная заповедь: От всякаго древа, еже в раи, снедию снеси; от древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него (Быт. 2, 16-17). Простенькая заповедь: от одного дерева не есть. Не от одной породы деревьев, от одного только дерева! Кстати, тут тоже очень интересно. Всё это на прошедшей неделе раскрывалось, всё это в паремиях напоминалось. Во-первых, кто предложил нарушить эту заповедь? Диавол. Это клеветник. Клеветника никогда нельзя слушать. Ведь он прямо начал с клеветы. Если кто был на богослужении, внимательно слушал, помните, как он подошел к Еве, сказал:

– Что, это вам сказали, ничего не есть?

– Как, нет, сказали всё есть, только от одного дерева не есть.

– А… От одного дерева, да? Ну, это потому что вы будете, как боги, разумеющие, что добро и зло.

То есть, прямо с самого начала – ложь.

Кстати, она до сих пор звучит. Вспомните, как говорят о посте: «Это что, ничего не есть?» Да нет, почему, ешь. Постное ешь.

Обычный протест против поста: «Не всё ли равно, что есть?» Хорошо, я согласен, всё равно. Тогда ешь постное. Всё равно же?

Вот тут как раз проявляется та сторона поста, которая состоит в послушании.

Вы помните, перед постом есть сплошная неделя. То есть, обычно среда и пятница – постные дни, а здесь и в эти дни нет поста. Церковь благословила – значит, нет. Дальше – опять благословила: неделя обычная, в среду и пятницу – пост. Потом – мясо не есть, это сырная седмица, или масляная, так называемая иногда. То есть, Господь постепенно подводит нас к посту. Кстати, не сказано ведь, что «нельзя есть», сказано: «не положено». Поэтому и приводится пример пророка Давида, когда он взалкал и бывшие с ним, голодные они были, нечего было есть – и съели то, что не полагалось.

Кстати, русский язык – очень многогранный, очень удобный для употребления. Например, сказано: есть не положено. Ну, а если тебе положили?.. Уже положено, вроде, –  как быть тогда? В гостях бывает: вообще-то есть это не положено, а говорят: «Мы вам положили». Ну, как быть тут? Ну, тогда что ж уж…

Я однажды так сказал, а потом думаю: ну, теперь люди будут соблазняться, будут ходить по гостям, где будут им всё класть, скажут: «положено». Это, конечно, уже лукавством называется. А кто-то скажет: «Вон батюшка что проповедует…» Но Господь меня тут же утешил – я вдруг прочитал: одна раба Божия пишет старцу Амвросию: «Батюшка, я вот пирожок-то схватила, откусила, а он – с яйцом! Ну, что ж теперь… Ну, уж я доела». Преподобный ей отвечает: «То, что откусила, – ну, прости, Господи. А что доела – за то епитимья».

Вот, так что запомните, это к вам, к посту относится. Если когда кто «положит» себе с удовольствием, то, наверно, тоже нужно покаяться всё-таки. Пост это просто показывает: насколько мы невоздержанны и какая красота – воздержание.

Вот сейчас мы попостились: некоторые не ели два дня, кто три, четыре, пять… Какая красота, думаешь, Господи! Это что же за жизнь-то!..

Кстати, это вопрос очень серьезный. Видите, если с того света великомученик Феодор заботился о том, чтобы здесь не нарушали поста, значит это важно. Другое дело что мiр уже перестроился, придумал много доводов против этого. Этому, мол, обязательно нужно мясо, этому – ещё что-то, белки, жиры, углеводы… Но белки, оказывается, бывают и растительные. Причем, они полезнее. Они усваиваются даже лучше. Другое дело, что почему-то об этом не знают.

Есть, например, брюссельская капуста, маленькая такая, – отвар из нее значительно полезнее, чем куриный бульон. А уж с современным-то куриным бульоном, думаю, нечего и сравнивать. Грибы, оказывается, которые трудно усваиваются, если их сухие измолоть и в качестве порошка употреблять, то ценность их возрастает в пятьдесят раз. То есть, это как раз живые примеры того, что Господь о нас всё время заботится. Заботится о нашем теле. Как сказала одна раба Божия, супруга исповедника, духовного сына владыки Афанасия (Сахарова): «Господь нас любит, он балует нас, как малых детей». И, действительно, это видно, даже если мы посмотрим только на постную пищу. Ну, я сейчас не буду всё перечислять, а то вы разбежитесь… Потому что, когда вспомнишь, что там на столах у нас стоит, то, конечно, трудно удержать слюну, чтобы не захлебнуться… Значит, это нужно нам, нужно быть сдержанными. Суть-то вся в том, что всё это нам дано с любовью, все эти установления. Они не заставляют нас. Даже поклоны. Сначала – трудновато, а потом – легче вроде, а потом совсем даже легко. И спина гнётся, и ноги… На самом деле, Евангелие, вся наша православная вера – это жизнь, это не отвлеченные какие-то понятия, это живая жизнь. Больше того, на самом деле, именно эта сторона жизни, – наш, как говорят, православный быт, – очень важна. Она впитывается детьми. Она помогает детям тренировать свою волю. Как первым людям… Потому что есть то, что нельзя. Хочет? Мало ли что, им говорят: «нельзя». Им не говорят: «не положено». А слово «нельзя» – некоторые знают, дети прямо плачут, когда его слышат. Я знаю, у меня своих тридцать четыре внука. Но дело всё в том, что тут должно быть всё с любовью. Это самое главное, потому что, когда с любовью делается, тогда потом эта немощь проходит.

Одна раба Божия рассказала: ребёнок, чем-то недовольный, ей говорит:

– Я не люблю тебя, я не твой сын!

Она говорит:

– А я тебя люблю, я – твоя мама.

Через некоторое время он просил у неё прощения, а совсем ещё клоп.

То есть вот так бывает, когда мы поступаем с любовью. А с любовью поступает с нами Господь. Мы же, как блудные дети, часто далеко от Него. Действительно, мы недостойны называться Его чадами. Но Господь, как только мы обращаемся к Нему, стремится нам навстречу.

Помните неделю блудного сына? Еще ему далече сущу, узре его отец его, и мил ему бысть, и тек нападе на выю его, и облобыза его (Лк. 15, 20). То есть Господь спешит нам навстречу с любовью своей. Вот попостились – и коливо освящается, потом разрешается это, и то, и еще это… Это всё любовь Божия.

А самое главное – всё-таки это то, о чём мы слышали сегодня в третьем Евангелии: Едино же есть на потр?бу. Мария же благую часть избра, яже не отымется от нея (Лк. 10, 42). Марфа заботилась о многом, но одно – на потребу, это именно – благая часть. Благая часть, которая пойдет с нами, неотъемлемая часть. То есть, наши дела. Нужно, чтобы они были благими. Это то, что и должно быть смыслом нашей жизни. Спешите делать добро. Не раскаивайтесь никогда в добре.

Есть замечательные слова, еще у древних, которые задумывались над этими истинами. «Если ты сделал кому добро, забудь это, а тебе кто сделал добро – запомни это». Нам бы, грешным, ещё одну заповедь запомнить: «Если ты кого обидел, запомни это, а если кто тебя обидел, забудь это».

Вот так бы просто жить бы – и всё было бы проще. А самое главное – время течет, время проходит – что мы суетимся? Великий покаянный канон, который мы только что слышали, как раз об этом говорил – о том, что всё это суета: что всуе мятемся?

Митрополит Антоний Сурожский в свое время сказал очень хорошо: человек часто напоминает пассажира, который едет в вагоне. Состав идет до какой-то конечной станции – это конец жизни. И он по этому вагону бегает туда-сюда, суетится, но всё равно вагон едет. Вперед он бежит, назад – вагон едет в одну сторону со своей скоростью. А мы цепляемся за старое, тащим за собой… Не нужно тащить старое, греховное, нужно о нём забыть, оставить его. Не нужно переживать то, что уже прошло, или то, что ещё не наступило. Что будет – так оно неизбежно будет, и когда будет, тогда и будет, что мы будем переживать заранее? А сейчас благодари Бога за то, что есть. Вот так бы просто жить, чему и учит нас Господь. И святитель Михаил Грибановский говорил: «Господь учит жить настоящим моментом: живи вот так и благодари Бога за то, что есть».

Мы сегодня вспоминаем явление иконы Божией Матери «Державной». Празднование это перенесено в этом году по Уставу на сегодняшний день. Поэтому и сочетание такое евангельских чтений.

Держава – это такое человеческое устроение, земное. Это не просто страна, а это многонациональная страна, некое объединение народов. Но само слово «держава» напоминает о том, что на самом деле всё содержится рукою Господней. Не человек здесь, в этой жизни распоряжается, а он исполняет волю Божию. В путях Промысла Божия он выполняет то, что ему дано.

У нас есть пример, выше которого нет и быть не может. Господь стоит перед Пилатом. И тот, представитель Римской державы, говорит: Мне ли не глаголеши? Не веси ли, яко власть имам распяти Тя, и власть имам пустити Тя? Господь ему спокойно говорит: Не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше (Ин. 19, 10-11). И Пилат тут же, желая перед этим отпустить, подписал «распять».

Икона Державной Божией Матери – удивительная в том смысле, что Матерь Божия явила себя как истинная Владычица нашей державы. И до этого Она через Фёдоровскую икону, через благословение Дома Романовых, и ещё дальше – от принятия Русью Христианства – как особый жребий православной веры, Матерь Божия всё время Своим Покровом покрывала и покрывает нашу державу.

Сегодня вспоминались пророки, через которых многочастне и многообразне действовал Господь. Ведь история Ветхого Завета – это история всех народов, как в фокусе собранная. Там сначала Господь управлял всем. Через Патриархов род человеческий сохранял истину, истинную веру. Потом была, как говорят, теократия, то есть Богоуправляемая система. Потом стали просить, – как было у других, – царей. Господь помазал на царство помазанников Своих – одним из них был Давид. И вот, таким образом, стала существовать держава.

Когда потом мыслители человеческие задумывались над тем, что происходило с человечеством, они видели некоторую закономерность: когда люди перестают соблюдать духовные законы, тогда появляются юридические законы. Когда заповеди, которые были даны Израилю, перестали исполнять так, как подобает, тогда появились цари, которые дали ещё государственный закон. Но всё равно всем управлял Господь.

И вот проходят столетия, тысячелетия, и другой, уже сербский святой, святитель Николай (Велемирович) говорит потрясающие слова: «Когда князю Лазарю было дано на выбор: Царство Небесное или царство земное, он избрал Небесное». После этого Ангел сказал ему: «Если бы ты избрал царство земное, я бы сказал: «Точи мечи, подтягивай подпруги у лошадей, и внезапно ночью нападай на противника. А раз ты избрал Царство Небесное, – всем причащаться –и в бой!»

И вот, всё войско гибнет. И он начинает волноваться: «Может, я ошибся? Ну, я-то был готов, – а народ-то?»

Ангел говорит ему: «Непоколебимый сердцем, но поколебавшийся умом, ты правильный сделал выбор. Твоя держава одряхлела, она должна была погибнуть. Одряхлела не от старости в земном смысле, а от греха, который проник сначала в твоих князей, а потом в народ, и дальше народ мог бы погибнуть. Но держава даётся народу для того, чтобы было чему погибнуть, ради того чтобы осталась жива душа народа».

Поэтому происходит то, что происходит. Удивительно, действительно, у нас повторилось почти точно то, что говорил Ангел на Косовом поле. Когда наша держава оказалась в сложном духовном положении, началось проникновение в нашу жизнь духа адского, диавольского, тогда наш Царь выбрал Царство Небесное. Ведь он знал, что ему предстоит. Иногда говорят, что царь не воспользовался возможностями: полицией там, армией… Да. И Господь не воспользовался. Хотя знал Своих предателей, но не воспользовался Своей властью. Потому что Он шел на Крест. Так же вся Царская Семья шла на крест. И поэтому Господь принял эту жертву.

А народ? Как же, что же с народом? Удивительный был ответ ангела. «А дарования, данные народу, развернутся в быту». Так Ангел ответил князю Лазарю.

Это относится и к нашему быту. В конце концов, держава сильна тогда, когда сильна бытовая жизнь народа. Когда каждая семья живет крепко в вере, в честности, в верности, она найдет, чем жить, – как говорил преподобный Серафим Вырицкий: «Россия будет питаться от своей земли». Земля пропитает живущих на ней. Господь пропитает. Ибо это сказано. Когда мне задали однажды вопрос: «Как Церковь относится к Земельному кодексу?» – я вспомнил евангельское изречение: Блажени кротции, яко тии наследят землю (Мф. 5, 5). И то же самое сказал святитель Николай (Велемирович): «Ни потомки Тамерлана, ни Чингисхана, ни Наполеона не наследовали землю, которую они захватывали. Она принадлежит самому кроткому в мiре народу – русскому». То есть, так, как сказал Господь. Наследуют, действительно, потомки не тех, кто захватывал. А у некоторых, которые творили всякое беззаконие, даже потомков-то нету. Так, это, действительно, исполняется. И в сегодняшний день всё это переплетается. Сегодня ведь и праздник колива, связанный с чудом Феодора Тирона. Это относится к нашему быту: к тому, что есть что-то нужно, жить как-то нужно. Вот именно это является тем, что является жизнью, потому что остальное всё меняется: формации – помните? – землевладельческая там, феодальная, как нас учили, меняются цари, меняются предводители, руководители, а народ остаётся.

Когда-то некто сказал, что у нас Церковь отделена от государства. Но, во-первых, государство отделилось от Церкви, народ-то нельзя отделить ни от государства, ни от Церкви. Верующие представители народа в государстве – они и в Церкви. Так что Церковь столп и утверждение истины (см. 1 Тим. 3, 15), она была, есть и будет. Это истина. Вот и держава – духовная – она была, есть и будет.

У нас всё считают, статистикой занимаются. Статистика наша, простите, не умнее Илии пророка. Когда он сказал: «Один я остался в Израиле, и моей души ищут», – Господь ему говорит: «Ты один, да еще семь верных мне, не преклонивших колена перед Ваалом». И преподобный Серафим по этому поводу сказал: «А у нас-то народу побольше будет, чем тогда в Израиле». Так же – и сейчас.

Так что, сегодняшний праздник, видите, соединяет в себе свидетельство любви Божией к первым христианам, и к нашим предкам, и к нам, грешным, и к тем, кто будет после нас, к будущим поколениям. Потому что жизнь ещё продолжается.

Когда я спросил своего старца отца Сергия:  «Ну что ж, видно, уж скоро конец?..» Он говорит: «Да кто его знает? Может, ещё сто лет. Господь так повернёт: заснём при одной власти – проснемся при другой власти». И вот, этот храм Державный – свидетельство этой истины.

Да и кто мог подумать, что будет? Да и я не мог подумать, что у меня будет второй храм, новомучеников, рядом с Покровским храмом. Представить себе не мог! А прошло всего-навсего сорок пять лет. Так что веру нужно укреплять, Богу всё возможно.

Когда мой родной отец, Царство ему Небесное, будучи на Соловках, где он сидел в тюрьме в камере со схиархиепископом Феодосием, подошёл к нему с вопросом: «Как мне быть, что делать?» – владыка сказал:

– Положись на волю Божию.

Папа говорит:

– Да я положился.

– Ну, а что ко мне пришел? В лучших руках дело.

И, действительно, он вышел на свободу, тогда ещё, в 30-е годы, был реабилитирован, потом мы появились… Прошёл войну, стал священником. Больше того, прошло примерно семьдесят лет с того времени, и, кто бы мог подумать, что я, грешный, буду участвовать в освящении престола там, где мой отец сидел?

Поэтому, когда мы говорим: «Как это может быть?» – нужно помнить обо всём этом. Как? Это дело Божие. Что Бог творит, никому не говорит.

Был такой старец, отец Василий Серебрянников, настоятель Иерусалимского подворья в Москве – может, кто слышал? В девяносто лет умер. Он к нашему батюшке приезжал. Как-то он прекрасно сказал: «Мне, говорит, больше всего нравится в духовных примерах, когда ничего не поймёшь».

Поэтому, когда что-то происходит, если не понимаете, не знаете, как к этому относиться, не мучьте себя. Мы не больше апостола Петра, которому Господь сказал: Еже Аз творю, ты не веси ныне, уразумееши же по сих (Ин. 13, 7). Мы начинаем решать всякие проблемы, государственные, церковные, за архиереев… Знаете, это не наше дело. «Знай себя, и будет с тебя». «Чужую беду руками разведу, к своей ума не приложу». Начнём со своей семьи и с самих себя. Аминь.

                

  19 марта 2016 г.,

Державный храм пос. Кратово Московской области.

 

 

Рубрики: Без рубрики