Авторский сайт протоиерея Николая Булгакова


настоятеля храма Державной иконы Божией Матери
в г. Жуковском, пос. Кратово,
члена Союза писателей России.

Наше дело было правое – мы победили

26 мая, 2020

Из записок священника

– Как можете вы, православные, положительно относиться к Сталину, безбожнику, организатору репрессий, в том числе против Церкви? – недоумевают некоторые наши православные современники.

Спросим и мы их:

– А как вы, православные, можете судить о деятельности Сталина, о его личности, строить историю России ХХ века, в том числе историю Церкви и Великой     Отечественной войны на основании мифов богоборца Хрущёва – организатора гонений против веры, а не заявлений и свидетельств первоиерархов нашей Церкви – Патриархов Сергия и Алексия I?

Говорят о «православных сталинистах». Но как можно быть «православным» хрущевистом – вот это совсем непонятно. Держаться теории «культа личности Сталина», навязанной нашему народу Первым секретарем ЦК КПСС Н.С. Хрущёвым и теми, кто за ним стоял у нас и за рубежом, совершенно лживой, полностью опровергнутой честными историками, в том числе американскими. Но хрущевисты ничего знать не хотят. У них даже не теория, у них несокрушимая вера. Вера в «кровавого тирана», которого в реальной истории не было. За эту веру держатся, ничего не желая читать, изучать, словно боясь, что если она поколеблется, то придется нечто важное пересматривать в жизни, в том числе в нынешней и будущей, своей собственной, менять систему координат.

Так безбожники держатся за гипотезу Дарвина, опровергнутую наукой, боясь с ней расстаться, иначе придется признавать бытие Божие.

Пресловутая теория «культа личности» – главное, что продолжает постоянно бросать тень на нашу Победу, что пытается очернить ее духовную суть.

Когда стало официально запрещено говорить что-либо положительное о Верховном Главнокомандующем армии-победительницы, а потом и вовсе упоминать его имя, когда город-герой Сталинград, символ нашей воинской славы для всего мiра (в Париже до сих пор есть станция метро «Сталинград»), был переименован в безликий «Волгоград», то дальше уже можно было подвергать сомнению любую высокую правду о войне – и дойти, наконец, до того, что ставить Сталина на одну доску с военным преступником Гитлером. Дальше уже, при желании, можно было ставить под сомнение величайший подвиг народа-освободителя. Дальше можно было равнять Красную армию – с вермахтом, а СССР – с Третьим рейхом.

Большего удара по правде Великой Победы, по высокому  авторитету нашей страны, который был завоеван ценой безграничных жертв нашей армии, нашего народа, чем клевета на того, под чьим командованием эта Победа была достигнута, невозможно себе представить.

Эта клевета обрушилась на наш народ, на весь мiр, всего лишь через десять лет после войны, обрушилась из самого Кремля – как удар в спину. И не посмотрели на то, что наши ветераны теперь должны будут стыдиться своей медали «За победу над Германией». Перед каким выбором их поставили? Не наденешь медаль – предашь своего главного командира, с чьим именем воевал. Наденешь – будешь «сталинистом» (тогда и появилось это презрительное наименование).

Не удивительно, что эта легенда сразу была горячо подхвачена Западом, всеми врагами нашего Отечества, да и всего мiра – включая только что поверженных нацистов, фашистов, бандеровцев. Лучшего козыря им в руки дать было невозможно. И до сих пор это главный козырь в руках всех ненавистников нашей страны, ее независимости, ее великого и неповторимого исторического пути.

Страшные плоды этой операции информационной войны мы пожинаем до сих пор – и сколько еще будем пожинать? Они особенно ясно видны в нынешних украинских событиях. Они подтверждают суждения некоторых историков о том, что в этой диверсии не обошлось без Запада, который помог недостойному властолюбцу прийти к руководству страной на своих условиях. Подтверждением этому служит и то, что в это же время хрущёвского правления произошла последовательная цепь других государственных преступлений, урон от которых для страны тоже вышел за масштабы ХХ века: передача Крыма, гонения на Церковь, раздор с нашим великим союзником Китаем, неоправданное сокращение армии… Главное – отказ от национально-ориентированной государственной политики, от русского духа, который так ярко проявил себя во время Великой Отечественной войны.

Хрущёв и его единомышленники стремились полностью стереть из памяти народной, из истории имя Сталина, как будто история им подвластна. Переименовав в 1961 году Сталинград, они осуществили план Гитлера, который тоже хотел переименовать этот город с ненавистным ему именем – но, слава Богу, это ему не удалось. Удалось Хрущёву.

Наши ветераны однажды спросили В.В. Путина, когда же вернут Сталинграду его имя. Он ответил им, что это не он переименовывал, то есть отмежевался от того решения – это, мол, ваше поколение когда-то допустило.

Не стыдиться нужно городу-герою Сталинграду своего настоящего имени, а носить с честью, передавая потомкам. А название «Волгоград» давно пора сдать в архив истории как память об одном из самых пагубных ее этапов, когда вновь делалась зловещая попытка увести наш народ со своего магистрального исторического пути.

Уравнять в истории Сталина с Гитлером все равно не получится.

Почему?

Потому что не Сталин напал на Гитлера, а Гитлер – на Сталина.

Потому что не Гитлер победил Сталина, а Сталин – Гитлера.

Разница есть.

Хотел напасть первым, но не успел, прошляпил?

Во-первых, это неправда. Во-вторых, кто что хотел – не может быть важнее того, что сделал. История не из желаний состоит (тем паче мнимых), а из событий.

В истории навсегда останется то, что Третий рейх с его нацистской идеологией превосходства арийской расы над славянской ставил своей целью покорение нашего народа, превращение его в рабов с уничтожением большей его части и с невероятной жестокостью осуществлял этот план на оккупированной нашей земле, грабил и увозил в Германию все мало-мальски значимые материальные и культурные ценности, а наша страна такой задачи никогда не ставила.

Что же касается «разоблачение культа личности», то оно вовсе не имело цели сказать народу историческую правду. Его целью было увести нас от правды,  в том числе о репрессиях, начатых большевиками в 1917 году. Оно стремилось спасти коммунистическую идею и снять ответственность за репрессии с тех, кто оставался у власти, создав фантастическую легенду  о некоей демонической личности, от которой якобы исходило всё зло в нашей истории.

Почему же мы так легко, так бездумно поверили в эту легенду, которая на полвека определила наше отношение к собственной истории, к стране в самый трагический и героический период ее судьбы? Почему сначала «разоблачения» Хрущёва, потом книги А.И.Солженицына были приняты многими у нас за главную правду о том времени?

Мы привыкли к тому, что советская пропаганда тщательно скрывала весь негатив нашей жизни. Даже о положительных ее сторонах говорить «своими словами» тогдашняя цензура не позволяла. Так же и о Боге, о церковной жизни, о монархии, о дворянстве, о жизни народа в «мрачные годы царизма» реальное представление получить было непросто: хорошему там быть не полагалось, только в определенных дозах и «с классовой точки зрения». История КПСС, которую все мы проходили, меняла макияж от съезда к съезду. Поэтому, когда «узнали правду» от Хрущёва, это было так неожиданно, так оригинально: глава страны, первый коммунист критикует первое лицо в своей же партии, в нашей же стране! Так что не принять эти откровения за правду было, кажется, просто невозможно.

На волне антисталинской кампании появились у нас в стране и книги Солженицына. Потом, когда эта кампания была свернута, уже в Париже в 1973 году в масонском издательстве «Имка-пресс»[1] вышел «Архипелаг Гулаг» (как-то уж очень легко попавший на Запад, несмотря на недреманное око КГБ). Книга эта стала нелегально (или не очень?) проникать к советскому читателю. И опять она показалась многим на фоне советской идеологической картины настоящего и прошлого обнаженной до костей правдой о том времени. «Правда» эта была однако какой-то странной: во всем у нее был виноват «коммунизм», «идеология», а что и кто за этими словами стоял реально, какая борьба шла внутри самих коммунистов и почему, в чем были подлинные причины событий – опять туман, да еще какой.


[1] См. об этом: протодиакон Владимир Василик. Солженицын и масонство. http://ruskline.ru/analitika/2018/12/2018-12-14/solzhenicyn_i_masonstvo/

Президент России В.В.Путин в памятной речи 15 января 2020 года сказал: «Мы обязаны защитить правду о Победе. Иначе что скажем нашим детям, если ложь, как зараза, будет расползаться по всему мiру? Наглому вранью, попыткам переиначить историю мы должны противопоставить факты».

Однако не где-нибудь, а у нас в стране главным источником этой лжи является книга «Архипелаг Гулаг», в которой  и нашим детям, и всем ее читателям внушается мысль о том, что не за защитниками Родины, освободившими мiр от фашизма, была историческая правда, а за предателями-власовцами. В ней говорится:

«…На гордость нашу, показала советско-германская война, что не такие-то мы рабы, как нас заплевывали во всех либерально-исторических исследованиях: не рабами тянулись к сабле снести голову Сталину-Батюшке… Эти люди, пережившие на своей шкуре 24 года коммунистического счастья, уже в 1941 году знали то, чего не знал еще никто в мiре: что на всей планете и во всей истории не было режима более злого, кровавого и вместе с тем более лукаво-изворотливого, чем большевистский, самоназвавшийся «советским». Что ни по числу замученных, ни по вкоренчивости на долготу лет, ни по дальности замысла, ни сквозной унифицированной тоталитарностью не может сравниться с ним никакой другой земной режим, ни даже ученический гитлеровский, к тому времени затмивший Западу все глаза. И вот пришла пора, оружие давалось этим людям в руки – и неужели они должны были смирить себя, дать большевизму пережить свой смертельный час, снова укрепиться в жестоком угнетении – и только тогда начать борьбу (и по сегодня не начатую почти нигде в мiре). Нет, естественно было повторить прием самого большевизма, как он сам вгрызся в тело России, ослабленное первой мiровой войной, так и бить его в подобный же момент во второй»[2].


[2] Солженицын А.И. «Архипелаг Гулаг», ч. V, стр. 30–31.

Этот яд продолжает вливаться в душу нашего народа. «Архипелаг Гулаг» включен в обязательную школьную программу, он навязывается нашей молодежи как самое достоверное историческое свидетельство, по которому они должны составить себе представление о целой эпохе своей страны. Между тем серьезные историки даже полемику с этим «опытом художественного исследования» считают неуместной. Цель этой идеологической, культурной, педагогической, нравственной диверсии может быть только одна: вырастить людей, чуждых своей великой Родине, своему народу. И никакими мнимыми целями воспитания якобы «толерантности», любви к демократии, иммунитета против тоталитаризма оправдать это преступление невозможно.

Чего после этого ждать от прямых врагов нашего Отечества по всему мiру, если в нашей столице уже стоит памятник Солженицыну на улице его имени, его именем назван Дом русского зарубежья, а о памятнике Сталину или хотя бы о его портретах в День Победы и речи нет? Что удивляться, что в Праге вместо памятника маршалу Советского Союза Ивану Степановичу Коневу хотят ставить памятник предателю Власову?

В чем состоит главный ущерб, который понес наш народ, все послевоенные поколения от этой информационной атаки?  

В отходе от того горячего русского патриотизма, благодаря которому наш народ совершил самую Великую Победу в истории человечества.

Это самое серьезное изменение, которое произошло в нашем народе с 50-х годов прошлого века. Оно коснулось государственного аппарата и армии, образования и науки, церковной жизни и культуры, всего духа общества.

И не о том речь, что в советское время в нашей жизни не было недостатков, не было злоупотреблений, жестокости и обмана. В любое время и в любом месте их можно найти. Главное – какими глазами на это смотреть, с каким сердцем подходить, каким идеалом дальше жить.

Когда-то Александр Сергеевич Пушкин написал в рецензии на книгу  А.С.Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» слова, которые вполне можно отнести к столь родственной ей книге Солженицына: «Нет убедительности в поношениях, и нет истины, где нет любви»[3].


[3] Пушкин А.С. Соч. в 6 тт. СПб, 1911. Т. 5, с. 340.

О слабости позиции антисталинистов по отношению к русской истории ХХ века больше всего говорит их нежелание углубляться в ее понимание, искать подлинную правду этой истории, тем более с позиции интересов нашего русского народа. Не задумываются: а что такое, например, «расстрельные списки», кто их писал, почему?.. Какие репрессии были сталинскими, а какие – антисталинскими?.. Нет, ответ один, он давно готов. При слове «Сталин» им уже давно всё ясно, никаких вопросов, новых фактов, что-то дополняющих, а то и меняющих в восприятии потомками этой исторической личности, просто быть не может – Хрущёв же сказал (историк? мыслитель? – нет, человек, который никогда не учился), Запад ухватился за это (почему?..), либеральную власть это устраивает – и точка. Вот и вся «научная история»! Прямо-таки исторический тоталитаризм, интеллектуальное тиранство в действии.

А мы, так называемые «сталинисты», – за свободу мысли в изучении нашей истории. За свободу непредвзятого накопления и изучения фактов, безпристрастных выводов из них, какими бы они ни были.

Нет, мы, конечно, не безстрастны в отношении к столь близкой нам истории – точнее, не равнодушны к ней. Потому что мы любим нашу Родину, наш народ. Не вывернутой наизнанку либеральной «странной любовью», когда интересуются только черными сторонами своей (или «этой») страны – якобы потому, что хотят, чтобы ничего плохого в ней не было, а всё хорошее, мол, само собой разумеется. Более того, когда плохое в ней даже радует. Не потому, что оно плохое, а потому, что подтверждает якобы готовую схему. А на самом деле просто не знают, не понимают, не чувствуют, да и не хотят знать и понимать ее самобытности, ее великих достоинств. Короче говоря, не любят. Потому что когда любят, то принимают любимого целиком, со всей его неповторимостью, с его тайной, которой доверяют, которой внимают. В любимом тогда всё дорого, всё родное. Тогда радуются всему высокому и прекрасному, героическому и талантливому, чего достиг наш народ, каждый великий человек его истории, а такого, подлинного, не придуманного в нашей истории – неизмеримая бездна.

Вы любите своего ребенка? Да, вам больно от его промахов, но вас радует каждый его успех. Потому что вы его любите и от всей души желаете ему блага, он вам родной!

Нам наша Родина – родная. Вот и всё.

Согласно истории СССР, как она представляется некоторым православным,  выходит, что в 1937 и близких к нему годах в ВКП(б)–НКВД только один человек был, которому не нравились архиереи, священники, церковники, – сами понимаете, кто. А всем остальным чекистам-коммунистам с холодными головами, горячими сердцами и чистыми руками и вера православная, и Церковь, и «попы» очень даже представлялись возможными в это лихое время. Они просто приказы плохие получали от злого вождя, а сами бы ни за что ни одного «попа» пальцем не тронули – пусть себе молятся, раз это им так нравится. Но пришлось расстреливать, куда ж денешься, не послушаешься – он тогда их самих возьмет да всех сразу один и расстреляет, и ничем они ему на это не возразят. Вот и приходилось идти против совести, в душе очень даже всем «попам» сочувствуя.

Это что же получается, православные, у вас с историей? Что у вас за партия большевиков такая трогательная выходит, что за органы власти ее такие трепетные? Прямо что-то такое, простите, прокоммунистическое… Да, хорошо вы выучились истории в свое время у «верного ленинца» Хрущёва, он бы вам сразу твердую пятерку поставил.

Настоящая история свидетельствует о том, что гонений на Церковь Сталин ни начинал, ни возглавлял их. Что полное уничтожение Церкви в России было целью – может быть, главной – Ленина, Троцкого и их единомышленников. Что главной исторической заслугой Сталина перед Церковью было восстановление Патриаршества, духовного образования, возвращение Церкви в государственную, общественную жизнь страны. И Русской, и Грузинской.

У истории есть логика. Наши православные соотечественники могут заметить, что борьба с Церковью и с именем Сталина в нашей стране шла одновременно. Логика говорит о том, что, следовательно, Сталин был за Церковь, а гонители ее развернулись именно после его смерти, но действовали и при его жизни, насколько им это удавалось.  Можно сказать, сам Хрущёв накрепко соединил политику Сталина и интересы  Православия в нашей стране, да и в мiре. Так будем же следовать логике, а не лукавым пропагандистским штампам.

Историческая справка.

В 1953 г. И.В.Сталин был убит. Но «сталинские репрессии» не закончились. В 1954 г., например, был расстрелян В.С.Абакумов, который во время войны возглавлял контрразведку СМЕРШ, подчиняясь непосредственно И.В.Сталину. На допросах не признал себя виновным.

В 1954 г. по инициативе М.А.Суслова и под руководством Н.С.Хрущёва были разработаны постановления ЦК КПСС, отличавшиеся резкой антицерковной направленностью (»О крупнейших недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения», «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения»). Прямые гонения на Церковь начались с 1958 г. и достигли своего апогея в 1961-63 гг. Тюрьмы и лагеря стали вновь наполняться священниками и активными мiрянами. Хрущёв объявил, что через несколько лет покажет по телевизору «последнего попа». Было запрещено принимать в монастыри лиц моложе 30 лет; в семинариях и академиях возбранялось обучение лиц со средним специальным или высшим светским образованием. Целый комплекс мер был направлен на подрыв экономической базы Церкви. Количество православных приходов за 10 лет «атеистической пропаганды» (1954-1963) сократилось примерно с 20 до 8 тысяч. (К 1971 г. оставалось 7 274 прихода). С 1961 по 1964 год по религиозным мотивам в СССР было осуждено 1234 человека. Было закрыто 5 семинарий. Во всех епархиях возобновилось разрушение и уничтожение храмов. Количество монастырей в стране уменьшилось с 47 до 16, число монашествующих сократилось с 3000 до примерно 1500. Были закрыты Киево-Печерская Лавра, Глинская пустынь и др. Гонения приостановились только после отставки Н.С.Хрущёва, состоявшейся в праздник Покрова Божией Матери 14.10.1964 г.

Либералы не любят, когда их уподобляют коммунистам – они считают это несправедливым, исторически неверным. Коммунистический строй, мол, – тоталитарный, а они, наоборот, – за свободу. По внешности – так. А по сути?

Лозунг коммунизма: «От каждого по способностям, каждому по потребностям». А разве либералам чужда цель, чтобы всё было по их потребностям, в той же и материальной сфере? Разве не близки им по духу революционеры, ленинисты и троцкисты, восставшие на русскую духовную, государственную, культурную, имперскую традицию? Сталин им ненавистен не из-за революционного духа, а наоборот – потому, что стал восстанавливать, не объявляя этого, по сути монархическую, самодержавную традицию. То есть потому же, почему от его политики, от его имени отрёкся Хрущёв, коммунист, столь чтимый либералами.

Так же и США, любимые либералами, проводят политику мiрового жандарма под лозунгом защиты демократии во всём мiре.

Вот так оказывается, что суть дела и словесная обертка, хорошие названия – это не одно и то же.

Сталин назывался большевиком, а по сути разворачивал страну в монархическом, антикоммунистическом направлении, преодолевая колоссальное сопротивление троцкистов, включая Хрущёва, которые его и убили.

Говорят: «Вы пишете о Сталине в положительном ключе – значит, вы за репрессии, за тоталитарный режим, за беззакония, за безбожие, за коммунизм?»

Конечно, нет.

Реабилитация Сталина «снизу», которая, можно сказать, уже произошла в нашем обществе, – это здоровое явление. Это отнюдь не реабилитация геноцида русского народа, который совершался в тюрьмах и лагерях с 1917 года. Это не реабилитация террора,  беззакония, доносов и чрезвычаек. Это не реабилитация безбожия и насилия, всего того пагубного, антинародного, что совершалось в нашей стране в советское время. Наоборот. Это реабилитация того, что в советское время этому противостояло и что Сталин возглавил – возвращение русской культуры, русского духа, многих традиционных ценностей в нашу жизнь.

Не может быть и речи о реабилитации зла. Но всё зло было приписано персонально Сталину, а всё добро было отнято у него, – а это историческая подмена и потому – зло.

Так что речь отнюдь не идет о том, чтобы хоть в малейшей степени обелить зло. Нет, зло остается злом. Но и добро должно остаться добром, и ему нужно воздавать должное, быть благодарным ему. Неблагодарность – грех.

В чем суть, в чем грех либерализма? В том, что он сотворил себе кумира, этот кумир – свобода, как он его понимает. Этот кумир ему дороже всего, дороже Бога. Ему всё служит – хотя подлинная свобода должна служить Богу, иначе она не имеет никакой ценности, но даже и вредна.

Православие и либерализм несовместимы, потому что либерализм свободы ни за что не отдаст, даже если она мешает спасению. Выше свободы для него ничего нет. От этого кумира все отсчитывается, это высшая ценность. И по этой системе координат хуже Сталина (либерально-мифического) ничего нет. И он поэтому якобы противоположен Православию. А он противоположен не Православию, а либеральному понятию о свободе. А Православию аскетика, послушание, дисциплина по духу вовсе не противоположны. Они ему ближе либерализма. Это ведь либерализму Господь сказал: «Отойди от Меня, сатана…»

Кто был ближе к монархии – белые или красные?

Смотря какие.

Верующие большевики, государственники были ближе к монархии, чем белые безбожники. Красные восстановили самодержавное правление в России, империю в ее почти прежних границах. Сталин, по сути, был классическим императором, хотя и не назывался таковым. Белые часто были классическими либералами.

Взгляд, свободный от идеологических штампов, видит, что Сталин был во многом учеником и продолжателем дела русских царей: Иоанна Грозного, Петра I, Екатерины II, Николая I, Александра III, Николая II. Он сам дал знать об этом мiру в 1945 году, когда настоял на том, чтобы конференция глав трех великих держав, решавшая вопросы послевоенного устроения мiра на основе Великой Победы, которую одерживал наш народ, становясь великой державой, в том числе одним из основателей ООН, проходила в Ливадии. Именно там, в любимом дворце Императора Николая Александровича, обсуждался вопрос о победе над Германией, и там было принято решение о разгроме японской армии прежде всего нашими Вооруженными Силами – то есть о завершении тех исторических деяний, которые не дали закончить Царю Николаю. После Великой Победы конференция глав стран-победительниц открылась в Потсдаме 17 июля 1945 года, в день памяти Царя-мученика и его Семьи.

Чтобы понять сталинский период истории России ХХ века, нужно начать с самого простого. Допустить такой вариант: а что если гипотеза о жестоком и коварном тиране, который тридцать лет вертел страной, как хотел, и при этом всё зло, совершившееся в то время,  от него исходило, – эта гипотеза неверна? Ну, а вдруг?.. Так же, как гипотеза эволюции Дарвина.

С этого, кстати, у людей часто начинается прозрение. Они освобождают свое мышление от привычной, «общепринятой», «само собой разумеющейся» установки – и рассматривают обратный вариант: а что если всё наоборот? Ну-ка, посмотрим, что получится… И получается! Получается нечто гораздо более близкое к живой жизни.

Помните, братья и сестры, пришедшие к Богу в зрелом возрасте?.. «А что если Бог есть?.. А что если всё, что написано в Евангелии, о чем говорит Церковь, – это и в самом деле правда?..» Не с этих ли робких мыслей – сомнений в правоте привычного, чему тогда везде учили, зарождалась в нашей душе вера?

И так легко становилось, и просто… Не нужно себя ни в чем убеждать, ничего натягивать, втискивать в прокрустово ложе. И никакого уже нет барьера ни с простыми бабушками, ни с Гоголем и Достоевским (они, оказывается, вовсе не сходили с ума!) Ни со всеми предыдущими поколениями русских людей, ни с прадедушкой-священником, ни со своей совестью. И в храм можно зайти, как к себе домой, и перекреститься не украдкой – ты там не чужой! И все тебе верующие люди – родные! Ты – не неверующий! Как просто! А всё началось с гипотезы, странной для всей твоей предыдущей жизни, для всех семинаров и экзаменов по диамату и «научному атеизму», по биологии и истории, для всех комсомольских собраний и светских компаний, но такой простой и легкой для твоей души, для твоей совести… А уж мама-то как рада! Отмолила окаянного…

Так же было и с отношением к монархии. «А что если это, странное, консервативное, реакционное, косное, отжившее, прогнившее и какое там еще – оно было не таким, как говорили нам те, в чьей лжи мы уже не сомневались, а было именно таким, как думали и чувствовали наши воины, которые сражались «за веру, царя и отечество», как думали те же Гоголь и Достоевский, и многие, многие наши предки? Почему именно думать, что они все говорили и писали это неискренне или ошибочно? А что если всё это, действительно, таким и было – высоким, честным, достойным почитания?..

А царь Николай-то – может, и не кровавый, и не слабый, и не безвольный… Лицо-то уж больно хорошее…

И всё становилось на места! И эта «гипотеза» вдруг оживала и становилась жизнью! Простой и ясной. А та, прошлая установка, меркла и оказывалась простым «голым королем»… Какой подарок!

И, наконец, пришел черед подвергнуть сомнению последнюю, может быть, теорию, привитую нам с детства коммунистами-безбожниками – теорию «культа личности Сталина». Теорию, которая отравляла наши юные души ядом ненависти к тому человеку, которому мы должны были, может быть, больше всего благодарны… Хотя бы потому, что родились в те годы, когда им были запрещены аборты… Не говоря уже о войне. О войнах – выигранных и предотвращенных.

И тоже однажды вдруг пришла простая мысль: «А почему, собственно, не может быть наоборот?.. А на чем действительно прочном основана общепринятая установка об олицетворении всего самого ужасного в жизни: жесткости, безбожия, коварства, бездушия, цинизма, хитрости, лжи, – в одном человеке? На речи Хрущёва, активного участника всех сталинских событий, включая репрессии, и потому весьма заинтересованного в сокрытии правды? На закрытом письме Эрнста Генри (С.Н.Ростовского) Л.И.Брежневу, подписанном в 1966 году либеральной интеллигенцией, с судорожным уговариванием ни в коем случае не реабилитировать Сталина на ХХIII съезде КПСС, в котором его автор спорит с эренбурговской формулировкой о «злом и великом» – да, мол, злой, но не великий, а глупый!

А судьи кто? 

А что, разве нет фактов, говорящих не в пользу этой общепринятой гипотезы, а прямо против нее?

А почему, собственно, мы должны доверять больше безбожнику, троцкисту, карателю кронштадтских матросов и тамбовских крестьян Тухачевскому, чем Верховному Главнокомандующему армии, победившей Германию, утверждавшему публично, перед нашими командирами, что Тухачевский, как и другие его подельники, – изменник (да тот к тому же и сам подтвердил это на следствии)?

Разве Великой Победой, которая произошла прежде всего благодаря ему, как выясняется из воспоминаний людей, с ним тогда трудившихся, он не доказал свою преданность стране и народу? Так почему же ему не верить? Почему подвергать сомнению все его положительные намерения и подозревать одни черные?

А что если отбросить «презумпцию виновности» Сталина во всех наших черных событиях тех лет? А что если у этих черных дел были и другие – или прежде всего другие – инициаторы? Почему бы не рассмотреть непредвзято и такой вариант? 

Да народ наш давно уже так и понял, и почувствовал.

Хорошо быть с народом… С его простой правдой, за которую павшие жизнь положили.

Вечная им память!

Недавно появилось высказывание, будто бы в нашей стране не было подлинной культуры. Это где не было, чего не было – архитектуры, литературы, музыки, живописи? Не было преподобного Андрея Рублёва, Дионисия, не было Чайковского, Есенина? Не верите нам, «квасным патриотам» – спросите у англичан, французов, японцев, зачитывающихся русской литературой, восхищающихся шедеврами русского зодчества, русской музыки, поющих (в отличие от вас) русские песни.

Помнится, как в 1990 году, когда у нас шла разнузданная «перестроечная» антирусская, антисоветская кампания в средствах массовой информации, мы рассказали своим немецким друзьям о том, что наша пропаганда представляет Сталина не только злодеем, но и какой-то исторической недоличностью. Они решительно против этого возразили. Понятно: если их победил какой-то слабоумный, то кто же тогда после этого они? А в том, что победил он, у них не было сомнений.

Есть, как известно, полемический прием: «доведение до абсурда». Говорят о том, что мы выступаем за канонизацию Сталина как святого. Это неправда. Так вопрос отнюдь не стоит. Вопрос гораздо проще, гораздо насущнее после того, как столько людей обмануто и в прежнее, и в нынешнее время: освободить от клеветы, которая на руку только врагам нашей страны, нашу историю, доброе имя нашего народа-освободителя, высокое значение Великой Победы, первым в которой стоит, несомненно, имя Председателя Государственного Комитета Обороны, Председателя Совета народных комиссаров СССР, Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами СССР, наркома обороны СССР в то время.

А прославляет людей один Бог, Он один всем судья, Он один знает, кто праведник, а кто грешник.

Вспомним святое Евангелие от Иоанна. Диалог между иудеями,  уверенными в своей правоте, и слепорожденным, исцеленным Спасителем. Даждь славу Богу, мы вемы, яко человек Сей грешен есть. Отвеща же он, и рече: аще грешен есть, не вем: едино вем, яко слеп бех, ныне же вижу (Ин. 9, 24-25).

Простой народ думает так же, как прозревший слепец: грешен он или нет, не знаем, одно знаем, что Господь даровал нам самую великую Победу в человеческой истории, которую одержали под его командованием.

Наше дело было правое – и мы победили.

Рубрики: Новое